Личный кабинет
Изменить профиль
Документы пациентов
История платежей
Связяться с поддержкой
Click to order
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон

Предполагаемые фенотипы СНСФВ указывают на конкретные подходы в лечении

Все чаще в исследованиях препаратов от сердечной недостаточности (СН) с сохраненной фракцией выброса (СНСФВ) отмечается, что они были бы «положительными», если бы СНСФВ представляла собой только один процесс заболевания.
Тем не менее, это не так; нет утвержденной медицинской терапии от СНСФВ. Но долгосрочной целью исследования является определение клинически пригодных фенотипов СНСФВ, каждый из которых реагировал был на конкретный подход в лечении.
Новое исследование возможно выявило три варианта одной нозологической единицы СНСФВ, на основании того, как некоторые биохимические маркеры соответствуют традиционным критериям ЭКГ.
Три предполагаемых фенотипических шаблона указывают на разные потенциальные стратегии управления, одна из которых не обязательно включает лекарственные препараты, сообщают авторы исследования.
«С этими разными фенотипами, у исследователя возникает вопрос – что же лежит в их основе. Если есть что-то, лежащее в основе конкретного вида патофизиологии, и это можно выявить при помощи биомаркера, мы могли бы разработать таргетную терапию», говорит Дэвид Као, доктор, Университет Колорадо, медицинский кампус Anschutz, Аврора, в интервью изданию theheart.org | Medscape Cardiology.
«Один из фенотипов имеет больше таких биомаркерных аномалий, а другой характеризуется в основном фибрилляцией предсердий», говорит он. «Этот фенотип, возможно, имеет в основе что-то совершенно иное, и поэтому требует другого подхода в лечении».
Као провел ретроспективный анализ клинических, эхокардиографических, и биомаркерных данных, полученных по всем 216 пациентам в исследовании RELAX, и представил на прошлой неделе в виде стендового доклада на HFA Discoveries, онлайн-версии ежегодного научного семинара по Организации по сердечной недостаточности (HFA) Европейского Общества Кардиологов. В этом году семинар был проведен онлайн из-за пандемии COVID-19.
Примечательно, что рандомизированное завершенное исследование RELAX не смогло показать преимущество для дееспособности или клинического статуса пациентов с СНСФВ, которые принимали инновационный ингибитор фосфодиэстеразы-5 (PDE-5) силденафил, как отмечено здесь (https://www.medscape.com/viewarticle/780619) в марте 2013 года.
Это новое исследование было основано на технологии машинного обучения, с целью определить структурные, функциональные и биохимические шаблоны, точно определяющие три фенотипа: A (n = 45), B (n = 71), и C (n = 66).
Вероятно, у типов A и B похожая патофизиология, а тип C представляет собой совершенно другое, заявляет Као.
Тип A характеризовался диастолической дисфункцией II степени — определено как повышенная жесткость левого желудочка (ЛЖ) и повышенное давление левого предсердия (ЛП) — часто с аномальным отношением E к e′ (E/e′), ЭКГ индекс для диастолической функции на основании скорости трансмитрального потока.
Тип B напоминает более выраженную форму типа A, по мнению Као. Он характеризуется почти такой же диастолической дисфункцией как у популяции с III степенью, и почти всегда сопровождался аномальным E/e′.
Тип B также включал преобладающую фибрилляцию предсердий (ФП) и умеренное либо выраженное увеличение ЛП, а также наивысшие уровни эндотелина-1, натрийуретических пептидов, цистатина-C, и сердечного тропонина I по результатам высокочувствительного анализа (hsTnI). Третий тип B показал фракцию выброса ЛЖ менее 55%.
На практике, тип B включал почти половину случаев систолической дисфункции ЛЖ, и большинство случаев дисфункции ПЖ. Он включал и наиболее выраженную диастолическую дисфункцию по степени, и наибольшее увеличение ЛП. Его биомаркерный профиль, более отчетливо чем у других типов, указывал на преобладающее сопротивление легочной артерии, повреждение миоцитов, и обширное ремоделирование желудочка, говорит Као.
Диастолическая дисфункция и биохимические аномалии в целом отсутствовали в случаях типа C, но было преобладающее увеличение ФП и ЛП, отмечает Као.
«Я подозреваю, что тип СНСФВ сильно отличается, и по факту основан на аритмии и возникающих при ней симптомах, а не на первичной миокардиальной причине».
Это создает огромные сложности для терапии; катетерная абляция может стать эффективным методом для СНСФВ пациентов с типом C; также, эти пациенты «скорее всего не будут реагировать на антифиброзные препараты», говорит Као.
Фенотипические шаблоны указывают на то, что такие агенты скорее всего подойдут и будут эффективны для пациентов с СНСФВ типа A или B.
Среди препаратов от фиброза миокарда – спиронолактон, который демонстрировал клиническую пользу для пациентов с СНСФВ в ретроспективном исследовании TOPCAT — и большинство ингибиторов ренин-ангиотензиновой системы (RAS), что является давно сложившимся стандартом для СН со сниженной фракцией выброса (СНСФВ).
Если бы пациенты с СНСФВ предполагаемого типа C были исключены из основных исследований СНСФВ, рассуждает Као, то протестированные в них препараты могли бы показать значимую клиническую пользу.
Это не обязательно означает, что все СНСФВ с ФП являются исключением из типа С. Аритмия присутствовала у 65% случаев фенотипа В, но у них была и диастолическая дисфункция III степени, и наивысшие значения E/e′.
«Думаю, это говорит в поддержку того факта, что любая фибрилляция предсердий не возникает равномерно», говорит Као.
«У типа B, фибрилляция предсердий вероятно была вторичной по отношению ко всем иным проблемам, как диастолическая дисфункция. У типа C, мне кажется, фибрилляция предсердий была первичной, и вызывала симптомы и проявления сердечной недостаточности, даже в тех случаях, когда сердце было в относительно нормальном состоянии».

Као заявляет о консультировании для Codex.
HFA выводы 2020 от Ассоциации сердечной недостаточности (HFA) Европейского Общества Кардиологов.
1 февраля
124 просмотров
Кардиология
comments powered by HyperComments
Похожие новости