Личный кабинет
Изменить профиль
Документы пациентов
История платежей
Связяться с поддержкой
Click to order
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон

Бессонница: новый модифицируемый фактор риска при сердечной недостаточности?

Бессонница, сердечнососудистый риск, и сердечная недостаточность

Хроническая бессонница – одно из наиболее частых нарушений сна, от которого страдает ~10–15% людей.[1] Более того, было выявлено, что у 30–40% взрослых отмечены симптомы бессонницы в какой-либо момент за прошедший год.[2] Симптомы бессонницы обычно то нарастают, то убывают с течением времени; хроническая бессонница диагностируется, когда эти симптомы присутствуют как минимум три ночи за неделю в течение минимум последних 3 месяцев, несмотря на благоприятные условия для сна.
Все больше исследований связывают бессонницу с несколькими проблемами здоровья, включая сниженное качество жизни,[3] психические нарушения,[4] гипертензию,[5] и сердечнососудистые заболевания.[6] Симптомы бессонницы также преобладают у пациентов с сердечной недостаточностью (СН).[7] Тем не менее, несколько исследований пытались выяснить, связана ли бессонница перспективно с повышенной частотой СН у людей без СН на исходном уровне.
В крупнейшем из проведенных на сегодняшний день эпидемиологических исследований, Лаугсанд и коллеги собрали исходные данные по симптомам бессонницы у 54 279 участников из исследования HUNT, Норвегия.[8] Их результаты указали на дозо-зависимую связь между числом симптомов бессонницы и риском впервые диагностированной СН за 11 лет периода наблюдения, после полной корректировки на основные сердечнососудистые факторы риска. При этом, симптомы бессонницы измерялись только на исходном уровне; поэтому потенциальное влияние временно-зависимых изменений на выраженность симптомов бессонницы не учитывалось, что является важным, так как предыдущие исследования предполагают, что симптомы бессонницы могут следовать по разным траекториям с течением времени.[9]
В этом выпуске European Heart Journal, Махмуд и коллеги дополняют источники информации, исследуя связь в динамике между изменяющимися со временем симптомами бессонницы и наличием СН у 12 761 пациента среднего или пожилого возраста, в Исследовании здоровья и пенсионного возраста (HRS), США.[10] Симптомы бессонницы определены как жалобы на частую невозможность заснуть, проблемы с беспокойным сном, пробуждением ранним утром, и/или редко или никогда отмечаемый не бодрящий сон. Результаты исследования показали, что ~38% участников отметили как минимум один симптом бессонницы, что соответствует информации из литературы.[2] Авторы выяснили, что каждый отдельно взятый симптом бессонницы был связан с повышенным риском СН по сравнению с отсутствием симптомов в течение 16-летнего периода наблюдения. Также, они подтвердили дозо-зависимую связь между совокупным числом симптомов бессонницы и частотой СН, как описано ранее в исследовании HUNT.[8]

Патофизиологические механизмы, лежащие в основе
Базовые механизмы, объясняющие связь между бессонницей и повышенной частотой СН, до сих пор остаются почти неизвестными. Бессонница запускает механизм перевозбуждения; есть вероятность двунаправленной связи с нездоровым образом жизни. Фактически, несбалансированное питание и недостаточная активность – это те недостатки поведения, которые провоцируют симптомы бессонницы, при этом бессонница может быть связана с дневными нарушениями (например, усталость, внимание, и более конкретно - сонливость), которым благоприятствует сидячий образ жизни. Среди лежащих в основе патофизиологических механизмов: (i) нарушение регуляции гипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси, приводящее к повышенному сердечнососудистому риску наряду с инсулиновой резистентностью, диабетом, и депрессией; (ii) повышенная активность симпатической нервной системы в результате активации гормонов, запускающих перевозбуждение, таких как кортизол и норэпинефрин, что приводит к повышенной частоте сердечных сокращений в покое, повышенному артериальному давлению, и измененной вариабельности сердечного ритма; (iii) повышенной секреции провоспалительных цитокинов, участвующих в атерогенезе, таких как C-реактивный белок, фактор некроза опухоли-α, и интерлейкин-6; и (iv) нарушению переносимости глюкозы и дислипидемии (графическая схема).[11] При этом, бессонница является гетерогенным состоянием и ее патофизиологические механизмы могут отличаться между фенотипами. Мы можем задаться вопросом: как проблемы с засыпанием могут повышать риск СН? Имеет ли это те же причины, что не бодрящий сон? Возникает ли это в результате непродолжительного сна, как считают некоторые авторы,[12] или виной тому скорее прерывистый сон? Многие патофизиологические причины, повышающие риск СН, возможно по отдельности влияют на бессонницу и краткую продолжительность сна, а сочетание двух причин может иметь эффект синергии. Необходимы дополнительные исследования, чтобы пролить свет на патофизиологические механизмы и помочь установить наилучший подход к лечению.
4 февраля
128 просмотров
Кардиология
comments powered by HyperComments
Похожие новости